image

Дракон - Глава 11

Перейти — Глава (1, 2, 3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13)



Konstantin: Дракон - Глава 11

АЛИСА

Алиса… Кем она была? Обычная девушка с тяжелым характером и непростой жизнью? Да, пожалуй, наверно именно так стоило ее охарактеризовать. Если бы вы встретили ее на улице, то ничего интересного точно бы не заметили. Кроме идиотской расцветки волос во внешности Али (а именно так, как ни странно, она любила себя называть), не наблюдалось никаких особенностей. Эдакая «никакуха», коих в России за последнее время увеличилось в численности весьма многократно. Но то на первый взгляд.
Росла девочка в многодетной приемной семье, где, являясь самой младшей, она донашивала все вещи, оставленные от сестер. Мамаша пахала на трех работах и постоянно копила деньги, получая заодно и пособия. Тратить золотые запасы не разрешалось никому, только изредка, хилый пропитый папаша обнаруживал заначки и проебывал все сразу на синьку и игровые автоматы. Иногда, примерно раз в два года в дом захаживали органы опеки, и тогда в семье начинался настоящий спектакль, маман доставала лучшие наряды для девочек, свое «похоронное» платье, приводила в чувство «добытчика» и, сидя за столом, покрытым лучшей кружевной скатертью, вещала проверяльщикам о том, как все здесь весело и дружно живут. Алисе даже нравились такие представления, по крайней мере за правильные ответы ей перепадали куски торта и конфеты. Но когда праздник заканчивался между сестрами происходили настоящие сражения за еду.
В шестнадцать Аля ушла навсегда из дома. Ни с кем не попрощалась, не оставила записки, просто однажды растворилась в вечерних сумерках, словно тень. Врятли ее уход заметили. Да и сбежала она только потому, что наконец было куда бежать.
Как-то раз, стоя возле «шаурмички» Алиса пересчитывала мелочь, в надежде купить столь изысканное блюдо, но как назло денег не хватило и тогда девушка решила немного поохотиться. Да, именно поохотиться. Этим словом она называла мелкое воровство, в основном карманничество. Подобным образом она улучшала свое существование, так как иным способом доставать деньги ее никто не научил. Можно конечно было найти подработку для школьников, чисто теоретически, но на практике же нигде принимать ее не хотели. Скорее всего именно из-за внешнего вида, более присущего для бомжей. К сожалению, или к счастью в тот злополучный день удача повернулась к девице своей филейной частью. Алиса попалась при попытке стянуть кошелек из сумки зазевавшегося мужика. Но мужик тот оказался не простым, вместо того чтоб вызвать ментов, он запихнул ее в машину и отвез к себе на хату. «Ну все», -думала Аля, «сейчас изнасилует и убьет», однако извращенец был немного не правильным извращенцем, вместо того, чтобы отжарить бедняжку, он долго и с упорством отлизывал ей, наряжал в идиотские детские пижамки и умолял подрочить ему. Более ебанутой ситуации в жизни девушки еще не случалось. Она разумеется все сделала и получила за свои старания кругленькую сумму. С того дня их встречи проходили регулярно.
Проституция? Необразованные человеческие массы назвали бы сие действо именно так. Алиса же обозначала оное за доступные легкие деньги от больного лоха.
Георгий (так звали мужика) обеспечил ее всем необходимым, кормил-поил-одевал и естесственно остался безумно рад, когда увидел свою нимфетку на пороге дома с рюкзаком. Год они прожили вместе, год она исполняла его идиотские фантазии. Пела песенки времен детсада, в пионерском галстуке и пилотке зачитывала различные послания генсеков, играла в послушную внучку на коленях у деда. Георгию кстати было пятдесят с чем-то. Каждый раз после таких шикарных прилюдий она либо надрачивала ему, либо с унылой мордой ждала пока тот перестанет ковыряться языком у нее в промежности. Нормального секса у них так и не случилось, дедок на такие подвиги был уже явно неспособен. И все бы хорошо, если б однажды этому ничтожеству в голову не ебнуло жениться да завести детей. С помощью ЭКО, разумеется. Когда же Алиса в полном охуевании от предложения ответила отказом, тот, не моргнув глазом выбросил ее на улицу буквально в чем мать родила. Благо на дворе июль стоял.
Столь непредвиденные обстоятельства окончательно испортили характер девушки, и вскоре дня эдак через два Георгий вернулся в абсолютно вычещенный от лишних денег дом. Конечно, тут он бросился в мусарню накатывать заявы, да только поздняк метаться было, Алиса с чистой совестью уже ехала в поезде к нам в город. Мстить девочка очень любила.
К сожалению денег, хватило ненадолго, половина ушла на съем комнаты в общежитии, половина на взятки разнообразным докторам и работникам детского дома, в котором она до трех лет находилась. Но тем не менее расследование дало свои плоды, из архива роддома ей извлекли карточку ее биологической матери, в которой был указан адрес рожаницы. Окрыленная счастьем, Алиса немедля поехала по наводке.
Вот улица, вот серая пятиэтажка, еще немного и она их увидит. Что сказать? Как посмотрят? Поймут ли? Вспомнят? Чужие люди, но родные по крови, как примут? Она боялась, ужасно боялась, до дрожи в коленях и руках. Ноги становились ватными, по спине бегали мурашки, казалось, что от внутреннего напряжения вот-вот взорвется. Но шла. По лестнице путь, словно на Голгофу давался с ужасным трудом. Вот и квартира. Звонок. Дверь открылась…
Запинаясь, Алиса начала что-то бубнить про год рождения, показывать справки, пытаясь всеми способами доказать собственное существование, но пожилая женщина, одетая во все черное с точно такими же как у Алисы светло-серыми, почти белыми глазами, ответила, что те, кого она ищет давно уехали. Вот так просто. Нет их, и куда делись не знает. Аля не поверила, чутьем своим животным осознала- врет старуха! Позвонила еще раз. Называла мамой, твердила, что ничего ей от них не нужно, просто дозволить поговорить, но тщетно. Горе-мамаша захлонула дверь и больше не открывала.
В тот же вечер, возвратившись к себе в квартиру Алиса четко осознала, что не более чем ошибка чьей-то молодости. Вот так просто! Ошибка, не человек, не живое существо. И куда теперь идти? Во всем этом гребаном мире, где проживает шесть с чем-то миллиардов подобных, она абсолютно никому не нужна. Никому… Тотальное одиночество, потерянность и бессилие. У нее нет денег, чтобы купить себе уважение, нет красоты, чтоб получить любовь и признание мужчин, нет «подвешенного» языка, чтоб обманом получить что хочется. Короче нет ничего, что могло бы вытащить ее со дна. По сему зачем жить вообще? Ошибки родителей исправляют дети.
Неделю где-то она не просыхала, проебывая последние остававшиеся деньги. Утро начиналось с стакана и весь день она лежала в полузабытье вставая лишь прочистить желудок. На третий день такого мазохизма организм промыло полностью, но из-за отеков казалось, что ее тело еще больше увеличилось в размерах. Ненависть, презрение и безысходность, словно серная кислота, разъедали ее изнутри. Не хотелось вообще ничего, только лежать и пялиться вокруг на потолок стены да небольшое окошко, в надежде что очередной недолгий бредовый сон окажется последним, и она больше не проснется. Увы, но запасы разнообразной синевы закончились быстрее чем мучительная жизнь. Пришлось подниматься и тащиться к ближайшему ларьку. Ближайший ларек оказался всего навсего через две остановки и мост, на котором Алиса и поняла, как проще и безболезнее все прекратить.
Дальше случилось так, как случилось. Ну почти все. Кира с ней не спала, лишь только подмешала ей барбитуры в выпивку, чем вызвала отключку и преспокойно продала в «Рай». Остальное Алиному воспаленному мозгу лишь привиделось. Но даже если бы Алиса знала всю правду, передумывать мстить ей врят ли бы захотелось. Что-что, но злобы в этой душе накопилось предостаточно, и чтобы уйти из жизни в более-менее спокойном состоянии, нужна была кровавая жертва.

***

После поцелуя Алиса бежала без оглядки, ледяной ветер морозил мокрые щеки, слезы не прекращали сочиться из глаз, делая ночную тьму еще более беспроглядной. «Змей…сука!»- единственная мысль, сквозившая в голове у девицы, — «Поцеловал, будто укусил». Но зачем он это сделал? Ее объятия стали всего лишь благодарностью, на большее расчитывать она и не собиралась. Спасение, помощь, а теперь это, но холодный взгляд и злые слова?.. Легко бросил ее. Сулила ли ему реальная опасность, тоже не понятно. Переживать теперь… «Зачем? Зачем? Зачем?!» В сознании на дне души его яд разбудил предательские мысли, слабые мысли, тяжелые для воспоминания. Что-то в душе колыхнулось, заворочалось, грызло, царапало. Алиса гнала от себя это. «Нет. Не может быть так. Нельзя доверять. Никому нельзя. Это обман. Все обман». Он ведь тоже предаст, как и все другие. Умереть-единственный выход. Но нечто внутри уже сомневалось в правильности решения, нечто хотело жить.
Алиса вдруг остановилась и зашарила по карманам.

  • -Ах, вот оно.

При свете фонаря на клетчатом листке блокнота отчетливо были накорябаны два адреса. По позвоночнику девушки пробежал холод. На первом точь-в-точь повторялись цифры и названия, прямо те же, что она переписывала с карточки роддома.

  • -Что все это значит?!

Что за игру он затеял? «Квартира выставлена на продажу» -вспомнились ей слова. А может та женщина не ее мать, а всего лишь родственница. Вся в черном. Может в тот день как раз там кого-то хоронили. Ее родителей?! Но откуда Змей знает про квартиру? Ничего не понятно. Искать его теперь и задавать вопросы уже поздно, остается только снова идти по злополучному адресу, может там удасться найти ответы.

Ключ оказался точно там, где и был обещан. Осторожно, стараясь не издавать лишнего шума, она повернула механизм замка и толкнула дверь. Пространство встретило Алису спертым воздухом, пустотой комнат и желтоватыми бликами на стенах от уличного освещения. Так как внутренний свет включать запрещалось, пришлось адаптироваться к темноте, изредка подсвечивая телефоном особо темные углы. Как и было обещано в квартире никого не оставалось. Из предметов присутствовали: полуразобраный диван, два стула, ванна, унитаз, газовый водонагреватель, кипы книг в пакетах, два ковра. Комнат всего две, во второй поменьше как раз и находился странный диван. Складывалось ощущение, что в нем что-то искали, с верхней части сняли обивку. Видно было что хозяева не особо спешили, ничего ценного не оставили, но отключить от водоснабжения и отопления все ж не догадались. Это и хорошо, по крайней мере будет где поспать и чем помыться, а еду можно и готовую купить.
Несмотря на поздний час Алисе тем не менее не спалось, на половинке дивана в верхней одежде это не так просто сделать, да мнимые шорохи и скрипы постоянно будили. Ей все время казалось, что перед носом появится приведение или заскрипит замок на входной двери. Но у призраков в эту ночь были совсем другие дела.
Сны…. Как много мы о них знаем? Быстрый сон, медленный, переосмысление прожитого дня, либо вариантность событий; ученые-сомнологи чего только не придумают, чтобы поставить необъяснимое в рамки. Человек, чтобы перестать боятся всегда старается постигнуть и осмыслить явление. Только со снами это фигово получается. Они всегда разные, всегда приносят что-то новое и потому старания сомнологов ни к чему не приводят, оставляя их знания на уровне недоказуемых теорий.
Обычным людям приходят обычные ведения, но что если по ночам ваш разум частенько будет отправляться в прошлое или причудливые миры? И что, если такие сны обернутся кошмарами? Весело, не правда ли?
Именно подобным страдала Алиса. Бессонница до трех-четырех ночи, а потом забытье в ужасе, из которого нет выхода. Цветные, яркие, с полным ощущением происходящего.
Особенно часто ей снились повторяющиеся картины.

…Огонь… Везде огонь. Он ее окружает, повсюду один сплошной огонь. Кажется, даже небо охвачено пламенем. Боль в области шеи. Ах, да…Голова же покоится на груди, в собственных руках. Тело не может двинуться, лентами, прочными как гранит связано оно. Но отсутствие головы на привычном месте нисколько не мешает жизни, а точнее не мешает этой жизни заканчиваться. Огонь- вот причина ее гибели. А вокруг творится невообразимое! Сражение, безумное, бешаное, за каждый кусочек суши, за каждый маленький клочок; земля, багровая от пролитой крови. Грохот, вспышки молний, белое зарево на севере, а внизу бескрайний бушующий океан, губящий все живое. Волны то и дело поднимаются все выше и выше, дабы очистить мир полностью, не оставить никого, поглотить оставшихся. Люди, демоны, ангелы, духи, существа- все сейчас здесь, все сражаются против всех. «Рипейские горы!»-кричит какой-то безумец. -«Хребет дьявола!»-отвечает другой. В мире творится самый настоящий ад, первоначальный хаос на отдельно взятой маленькой планете.
Алиса еще жива… Организм пытается по-прежнему регенерировать, но пламя все равно отхватывает новые участки тела. Если бы только хоть кто-нибудь потушил! Ну пожалуйста! Безмолвные мольбы остаются без ответа… Некому молиться. Весь этот кошмар устроил именно бог. А рядом…рядом стоят ее братья, рядом стоит ее некогда муж с новой женщиной. Это они схватили ее, они подожгли и теперь стоят с удовольствием наблюдая, как белая плоть бьется, обугливаясь и превращаясь в пепел.

-«Она заслужила такую участь»- говорит один из них, и к сожалению, это чистейшая правда. Весь кошмар, творящийся на Земле, косвенно случился из-за нее. Гнев Белого бога, рука глупца – миллиарды жизней разных тварей закончили свое существование. Те, кто хотели стать богами – погубили свой дом. Из последних сил Алиса смотрела, как умирает старый мир, как исчезает все, что было ей дорого, и не себя она оплакивала, а совершенную ошибку. И когда предсмертный крик сорвался с ее уст, белая мгла, сиявшая на севере, исчезла. Все вокруг потемнело, буйство пламени и воды прекратилось, и… наступила тишина. Время замерло, резко похоладало, с угольно-черного неба посыпалась снежная пыль. Бренное тело Алисы обратилось в прах, и крупицы, поднятые ветром, смешавшись со снегом, попадали в глаза, в открытые рты, на свежие раны враждующих. Когда же ход времени вернулся в прежнее русло, в живых не осталось больше никого…

…Маленькая, совсем еще ребенок в легких белых одеяниях, она стоит возле бездонного озера. Две старших сестры поддерживают ее за руки, помогая не упасть.

  • -Смотри внимательнее милая, -говорит одна из них. — Сейчас Ма покажет тебе твое предназначение. Давай, не бойся, коснись.

Пухленькая ручка неумело шлепает по воде. Рябь искажает поверхность, мелькают образы, откуда-то доносится еле уловимый голос.

  • -Ну что там? -спрашивает вторая.

Девочка вглядывается и из глубины выплывает страшный оскаленный череп с остатками гнилой плоти и ярко красными глазами. Малышка успуганно убегает…

…Клетка, каменные стены, потолок тоже свит из стальных прутьев. Три сестры греются друг о дружку, очень холодно. Вверху одной из стен даже виднеется иней.

  • -Нас обязательно вызволят. -шепчет старшая. — Не смогут здесь долго держать. Точно вам говорю, отец с братьями уже летит сюда.
  • -Ох, не надо было да на землю так далеко уходить. — плачет средняя.

Сестры долго спорят, ругаются, младшая же, не присоединяясь к перебранке осторожно отползает от них и смотрит вверх. Из темноты на нее взирают два светящихся кровавых глаза, точно те же, что она видела в озере когда-то.

  • -«Хочешь выбраться?»-раздается шипение у нее в голове.
  • -«Да.»
  • -«Я могу вас выпустить, но при одном условии. Когда достигнешь расцвета – вернешься сюда и станешь моей.»
  • -«А если я не вернусь?»
  • -«Ты вернешься.»

Шипение резко обрывается и сквозь прутья в клетку вползает длиннющая черная змея. Сестры цепенеют от ужаса, вжимаются в холодный камень, хотят закричать, но голос пропадает. Змеюка, не обращая на них внимания, приближается к младшей.

  • -«Ты согласна?»

Она некоторое время смотрит на дрожащих родственниц с сожелением и легкой обидой, а затем решительно поворачивается прямо к морде чудовища.

  • -Да!

В ту же секунду гадина обвивает малышку, сдавливая кости так, что лицо краснеет, и резко впивается в шею. Кровь изо рта тонкой струйкой стекает к ключице и дальше под ткань сарафана. Голова запрокидывается, тяжелые веки прикрывают остекленевшие глаза. Наконец насытившись, черные кольца расправляются, осторожно укладывая тельце на пол. Чудовище шипит, свиваясь в клубок, так что совершенно становится не видно очертаний, представляя соброй бесформенную массу. Слышно, как стучит его сердце. Вдруг цвет существа меняется на белый, и из нее, будто из кокона прорырывается рука, потом другая, голова, тело- еще секунда и на полу свернувшись лежит человек. Он поднимается, тьма притягивается, образовывая черные одежды, длинные волосы сами сплетаются в косу, доставая до самых пят. На сестер теперь смотрит молодой привлекательный мужчина. Оскаливается. Вместо зубов- одни клыки.
Демон (а здесь других и не встретишь) поднимает младшую на руки. Клеть растворяется от одного его взгляда. Теперь проход открыт.

  • -Следуйте за мной.

Девушки на ватных ногах поднимаются и с трудом движутся след в след. О побеге и речи нет, слишком они напуганы. Длинный темный коридор, извивающийся подобно проводнику. Время от времени из стен выходят разнообразные существа, напоминающие то людей, о животных, но увидя процессию, тут же кланяются и изчезают. Вдруг за одним из поворотов, вдали забрезжил солнечный свет. Демон скривился и прошипел:

  • -Стойте.

Сестры подчинились.

  • -Дальше ее понесете вы.

Он опустился на колени, когтем проткнул кожу на своей шее и прижал губы младшей к ране. Сначала ничего не происходило, черная жидкость, больше напоминающая нефть, чем кровь, просто текла по лицу ребенка. Но глаза резко открылись, и мгновенно дитя присосалось как пиявка. Древний, как Вселенная, ритуал был совершен. Обмен энергией состоялся! Теперь возврашение в Рай для малышки стало невозможным.

  • -Ты обязательно придешь…-прошептал змей напоследок….

… «Бронированная, оцинкованная дверь с вращающимся рычагом открытия. Пройдено. Дверь из ветвей Мирового древа со здерживающими рунами. Пройдено. Стена огня. Отключена. Серебрянная дверь, освещенная ирийской водой. Пройдено. Семь печатей владыки Пекла, нанесенные на кожу зверя Ма. Пройдено.» Металлический неживой голос, звучащий из динамиков под сводами белого коридора каждый, раз заставлял вздрагивать вихрастого рыжего паренька, что раз за разом вводил ключ доступа перед очередной загадочной преградой.
«Вот мой дом». — сказала она при приезде. «Дом» представлял собой вырезанный в скале громадный замок. «Пока не мне не разрешат возвратиться в небесную обитель, будем жить здесь». Богатая невеста, успешная воительница, управительница целым континентом. Ему несказанно повезло спасти однажды ее армию от эпидемии своим чудестным даром. Он подходил к каждому бойцу на поле брани и очищал раны от яда. Так они и познакомились, когда благодарный воевода представил способного парнишку царице. «Везде ты можешь ходить. Везде и всем управлять. Я дам тебе ключи от всех комнат в замке. Но лишь одну дверь не смей открывать ни при каких обстоятельствах» — так она говорила ему, так доверяла и так любила. Но на свадебном пиру смотрела не на него, а на грозного мрачного странника, что гостил у них в заснеженном краю. Боялась. А потом снова началась война… Царица вместе с войсками отправилась защищать земли, а ее супруг остался управлять страной.
Про жену сказывали многое. И что ведьма она могущественная, и что кровью человечьей питается. Но пожив немного рядом, паренек перестал верить слухам. Да, глаза золотые с острым зрачком, да, красоты невиданной, да, многое творить умеет, но такое многие делают. В мире полно разных тварей, способных на большее и выглядищих по-разному, стоит ли за это осуждать?
Только запрет на загадочную дверь мешал по ночам ему спать. Находилась она в подвале, на нижнем этаже, а иногда, проходя мимо, парень слышал будто зовет его кто-то. И вот, когда любимая женушка улетела, не выдержал безумец, решил во что бы то не стало узнать тайну.
«Дверь из вулканического стекла. Пройдено!»
В тесной камере с единственным неоновым источником освещения, находился прикованный к стене дряхлый старец. Был он столь немощен и истощен, что истлевшая рубаха, служившая одеждой, болталась на нем как колокол. Седые волосы и борода отросли чрезвычайно много, закрыв собой полностью пол, когти на руках доходили до локтей. Только глаза, необычно живые, черные как ночная мгла, смотрели прямо на гостя из-под кустистых бровей.

  • -Помоги…-прохрипел старик, еле разлепив сухие губы.

Паренек, опешив от увиденного бросился было пытаться снять оковы, в душе, не понимая, как его милая жена смогла так долго издеваться над несчастным. Но браслеты оказались не из бронзы или железа, а из неизвестного металла, прочные, будто недавно выкованные.

  • -Нет…Принеси воды…Много…

Не заморачиваясь с закрытием дверей, глупец побежал обратно в жилые комнаты. По лестницам и лифтам он добрался до кухни, где налил большую бутыль воды и заодно поискал самопилящую пилу. С этим набором он и спустился снова в подвал. На все про все ушло не более пятнадцати минут, и возвращаясь, он отметил для себя то, что прислуга вся куда-то подевалась.
В камере никого не было…
Цепи, держащие пленника, просто так болтались на стене. На полу, среди кучи длинных черных волос валялись трупы людей с порванными глотками и вырванными сердцами. Мужчины и женщины, все те, кому не посчастливилось в ту минуту находится в замке. Белые некогда стены были залиты алой кровью. Кровища повсюду. Несчастный выживший шел по инерции, сапоги хлюпали по полу, холод сновал по спине от творившегося вокруг кошмара. Надо было бежать, звать на помощь, но состояние шока и странное оцепенение не давали шанса. Сверху ему на лицо что-то капнуло. Заранее осознавая, что нечто находится прямо над ним, парень обреченно поднял глаза…

  • -Ты помог мне, за это я не стану тебя убивать-прошипел демон. –Прощай.

Теперь он представлял собой не старика, а молодого, хоть и худого человека, висящего на потолке. Голый, обмотанный собственными волосами и отрезанной под корень бородой, демон злобно скалился и из пасти текла кровь убитых.

  • -Уходи! Немедленно!

Морока закончилась. Парнишке два раза повторять не пришлось, припустил он от проклятого замка с воплями ужаса, добежав до первой попавшейся деревни. Но и там вскоре безопасность оказалась под угрозой, так как каждую ночь жители начали находить по двое-трое разорванных тел.

А через неделю на маленькое круглое зеркальце царицы пришло изображение поля, устланного трупами и подпись: «Я жду тебя любимая.»

***

Спустя неделю….

Солнечный луч подобно мечу прорезал хмурое небо. Декабрь вообще выдался на удивление ненасным, снег, как таковой выпал лишь раз и то-на следующий день весь растаял, зато мороз стоял просто аномальный. Земля хрустела при ходьбе, воздух раздражал легкие, глаза постоянно слезились, но несмотря на это Алиса каждый день выходила на разведку точно на работу. Теперь она знала практически все о субьекте своего преследования: расписание занятий, часы перерывов, круг общения, увлечения, желания. Аля буквально жила ее жизнью, как тень следовала по пятам. И никто бы не смог вычислить, заподозрить. Девочка профессионально подошла к делу, каждый день меняла одежду, прическу, притворялась то мужчиной, то женщиной, становилась слепой бабкой, бомжихой, студенткой. Много образов сменила она за семь дней, и вот настал роковой вторник- день, когда Алиса решила наконец-таки осуществить задуманное.
Кира как всегда прогуливала последние пары, зависая в кафешке «Лиса и сыр» вместе с тремя подругами. Хотя подруги скорее на словах, эти девушки больше походили на королевскую свиту, на дворовых девок при купеческой дочке. Они во всем с ней соглашались, поддакивали, соблюдали негласные правила поведения и всячески пытались заполучить часть авторитета местной «звездочки». За компанией из соседнего зала наблюдала женщина неопределенного возраста, примерно около сорока лет. Длинные блондинистые с сединой волосы, перехваченные в пучок, очки в роговой оправе, синий пиджак и коричневая юбка ниже колен, в довершение всему- дутые сапоги на толстой подошве. Вид настолько жалкий, что без слез не взглянешь. Она напоминала учительницу математики из глухой деревни, но так как кафе не имело никакого статуса, то и контенгент здесь собирался разномастный. Соответственно внимания женщина получала по-минимуму.
Кира, как современная девушка свято верила, что существует в мире только два мнения- ее и неправильное, по сему основной жизненной целью она выбрала помощь «лохам» в трудном эволюционном пути до человека. И разумеется в разговоре с подпевалами никак не смогла упустить удовольствия- пройтись всевозможными эпитетами по внешности загадочной мадам. Особенно девушек смешило то, что женщина, сидя к ним спиной, упорно вглядывается в зеркальный экран ноутбука. Вскоре после третьего коктейля, Кире надоело просто так поливать грязью незнакомого человека, и она решила преподать урок «лохушке». Мило улыбнувшись компашке, она грациозно встала из-за стола и направилась к кассе, якобы повторить в четвертый раз заказ. Проходя мимо той женщины, Кира вдруг остановилась и проговорила:

  • -Эй, чмошница! — присев на край столика, она поставила рядом с собой бокал. – Вот здесь есть кнопка «вкл». Сходила бы что ли на компьютерные курсы, хотя такой плесени, как ты они врят ли помогут. — и язвительно засмеявшись, проследовала дальше.

Глаза незнакомки на миг блестнули, а края губ слегка поднялись вверх. Но отвечать оппонентке ничего не стала.
Спустя десять минут, когда девицы обсуждали свою маленькую победу, попивая растопленное мороженое со спиртом, по организму Киры пронеслась странная волна. Горячая волна, пробивающая холодный пот, заставившая тело издать многообещающие звуки. Девушка только и успела сдавленно проговорить: «Я сейчас!», и тут же бросилась в сторону туалета.
Еще через пятнадцать минут туда же спокойно, не торопясь вошла «чмошница».
«Мда…. Походу я ей слишком много сыпанула». — подумала Аля, закрывая за собой дверь на шпингалет. Запах в помещении стоял незабываемый. В одной из кабинок усиленно размышляла о смысле жизни опозоренная принцесса, сопровождая мыслительный процесс недвусмысленными словосочетаниями. Действовать следовало быстро, однако предыдущий план с грохотом провалился. Цель упорно не собиралась выходить из своего безопасного положения. Алиса проверила пространство на предмет камер и датчиков дыма, мало ли, вдруг у местных хозяев хватило на это бабла, и, удостоверившись, что все чисто, начала поджигать сигареты, бросая их за дверцу. Кстати делать это, держа сигарету двумя зубочистками- весьма трудоемкое дело, но по-другому увы совершенно нельзя. Оставлять отпечтки пальцев- все равно что оставлять автограф.
От подобного обращения Кира, матерясь на двух языках, поспешила с дефикацией, и, заправляя юбку в трусы, с грохотом распахнув дверь, вылетела наружу. Увы…полет прервался так же стремительно, как и начался. Глаза девушки округлились от ужаса и неожиданности, крик потонул в хрепении, все еще не понимая происходящее, руки судорожно нащупали рукоять шила, воткнутого ей точно в глотку. Кира бросилась к выходу, в безумной надежде спасения. Не тут-то было. В спину последовал мощный удар ногой. Она упала, еще сильнее насадившись на острие. Убийца, больше не давая шанса, прижала тело к полу и, подняв голову за волосы, резко ударила ее о плитку. Потом еще раз. И еще. И еще. Лицо превратилось в один большой синяк, но жертва продолжала биться в агонии. Тогда, Алиса, вырвав шило, воткнула его снова, на этот раз не промахнувшись и попав точно в артерию. Оружие откатилось в сторону, Кира перевернулась на спину, сжимая собственную шею. Но это уже не могло ей помочь, кровь упорным потоком била вверх, окрашивая прилегающее пространство алым. Через пару секунд все закончилось, судороги постепенно стихли и тело, подобно красивой кукле, распласталось в багровой луже.

  • -Прощай сука!

Алиса омыла шило, переоделась в чистую одежду из сумки, а старую бросила в один из унитазов. Хвала небесам, но к счастью пока творилось преступление, никто из посетителей не захотел в туалет, иначе бы трупов могло быть больше. Странно, но Аля не чувствовала никакого морального потрясения или шока, даже чуть-чуть. Только легкая усталость и желание поскорей оказаться в безопасности. Она протерла все поверхности, с которыми соприкасалась, привела себя в порядок и спокойно, как ни в чем не бывало вышла в зал. Теперь она выглядела как девочка-школьница, в драных джинсах, кожаной куртке и небольшим рюкзачком за спиной. Официантки фальшиво улыбались, подпевалы убитой не обращали ни на кого внимания и о чем-то спорили, ничего не изменилось за время отсутствия. И только уже на улице, садясь в салон маршрутки, Алиса увидала, как из кафе массово выходят озадаченные люди.

Тем же вечером последняя электричка увезла в сторону столицы одинокую девушку, навсегда разделив жизнь на до и после и оставив в прошлом все страхи и страдания.

Перейти — Глава (1, 2, 3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13)

0 комментариев

Оставить комментарий