image

Дракон - Глава 10

Перейти — Глава (1, 2, 3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13)



Konstantin: Дракон - Глава 10

Дома, за время моих мотаний ничего не случилось. Вэл так и не появился. Не знаю, искали ли мужики его или просто в парке пиво хлестали, но как заверили — прочесали в городе все. Алиса весь день смотрела телек и валялась на кровати, когда я зашел, даже не соизволила повернулаться в сторону коридора. До сих пор обижается походу. Все бабы дуры, как ни крути. Ну страшная ты и страшная, че зацикливаться то на этом? Обидеть можно лишь того, кто позволяет себя обижать. Нет человека без недостатков, смысл переживать? Хотя тут скорее беда в окружающей среде. Не, не в природе, а именно в той среде, где рождается и существует особь. Общество составляет весомую часть этого окружения, и порядки, установленные в нем, то бишь стереотипы, формируют наш характер. Кто-то, широко раззявив рот, вкушает все требования социума, считая, что так и должно быть, и лишь немногие умеют фильтровать и анализировать информацию. Женщины- не только полезные звери, но и ужасно зависимые от общества, гораздо более внушаемые, из-за чего с ними часто возникают проблемы. Традиционно, баба испокон веков считалась спермоприемником и тупым отверстием для рождения мелких человеков. Сейчас, благодаря феминизации и различного рода революциям женщины получили возможность разбавить столь унылое существование карьерной гонкой, образованием и мелкими увлечениями, только вот в остальном все осталось по-прежнему. Еще в детстве в разум ребенка закладывается определенная модель поведения. Мальчики ведут себя так, а девочки — вот так, если ее не заложить, то вырастет пидорас. Проблема в том, что модель сия изначально держится в строгих рамках, полутонов как обычно между черным и белым никто не видит. Вот и получается, что инстинкты продолжают править людьми, как и много лет назад. Женщине в мозг с рождения вдалбливается, что она должна быть красивой, чтобы очаровать толпы страдающих от спермотоксикоза мужиков, выбрать из них самого лучшего, наградить его за это парой-тройкой спиногрызов и доживать остаток века в кругу «любящих людей». У мужиков точно такой же сценарий с различием лишь в финансовой успешности, коей надо приманивать самок. Еще в двадцатом веке появились новые виды человекоподобных. Например — бабомужик, это такое существо, которое всем своим видом пытается доказать, что оно-«пиздецкакаякрутая», презирает «хуеносцев», агрессивно ведет себя со всеми, страдает от недотраха. Или обратная херня – мужикобаба, плачущая в интернете что «почему я не нравлюсь девушкам, почему им от меня нужны только деньги», обладает накаченной правой рукой, просроченным абонементом в спортзал, авторитетной мамочкой и овер 80 левелом в каких-нибудь «танчиках».
Иногда мне кажется, что люди помешались на ебле. Основной инстинкт, блять. Раньше свободно трахаться мешала религия, потом коммунизм, а сейчас не мешает ничего. Такое ощущение, что кроме секса в нашей жизни больше заняться нечем. Да я и сам был таким, что уж говорить… Хотелось удовольствия, на амфетаминовой движухе, в постоянной гонке за новым телом. Удивительно, но они мне казались разными. А сейчас? Сейчас потрахаться- все равно что посрать сходить, удовлетворение потребностей, не более. Да и не хочется особо. Но в этом мире ничего не пропадает просто так, вселенная не терпит пустоты, если где-то что-то пропало, то что- то появится в другом месте. Утратив вожделение, я научился думать головой, наверно кровь ближе к мозгу потянуло. Инстинкты отошли на второй план, вся суета и моральные ценности обратились прахом, и вот тогда, дойдя до точки невозврата, погрузившись в пучину грехов полностью, я вынырнул совершенно другим. Я осознал все. Совершенно все. Не осталось вопросов, на которых я не смог бы ответить. Знание разрушило тело, но усовершенствовало разум.
Я помню ту ночь. Март-месяц. Только-только вскрылись подобно гнойным ранам, льды на реке, только появились первые прогалины земли, похожие на обугленное мясо. Ветер гнал тепло, оставляя на языке сочное послевкусие. Послезавтра нужно было съезжать с съемной хаты обратно к предкам, вещи собраны, упакованы. В комнате оставались лишь стол и кровать в первозданном виде. На столешнице находился пузырь из-под перекиси в котором я постоянно таскал винт, баян, перетяга –весь стандартный джентльменский набор. Дверь на балкон открыта, накрапывала первая весенняя морось. Я стоял, уперев руки в перила, в одних джинсах, но холодно не было. Точнее просто не чувствовал его, привык к постоянной дрожи. В крови гуляли четыре куба, приправленные феназепамом, «качели»- на наркосленге, когда по мозгам бьет то стимулятор, то депрессант. Этой ночью я собирался сдохнуть, четыре куба – большая доза, даже для отъявленных торчков. Собирался устроить себе сердечный приступ и здесь, на балконе оставить тело в надежде, что остатки зимнего ночного холода позволят сохранить прижизненный облик на третий день, когда найдут. Самосовершенствование – путь человека. Саморазрушение – путь Вселенной.
Внутри не осталось ничего. «Ни любви, ни тоски, ни жалости». Я никогда не любил. Никогда. У меня не было душевных травм от подруг, не было тоски и одержимости той или иной сукой, и разумеется не было жалости, когда бросал и уходил. Я не любил родителей. Они дали мне жизнь, оптимальное детство, кормили-поили-воспитывали. Не были алкашами, не разводились. Но я их не любил. Иногда даже казалось, что в нашей квартире живут трое совершенно разных людей, каждый в своем углу, связанные лишь по случайности родственными узами. Я не любил друзей. Мы общались, делали первые шаги, развивались вместе, но это осталось в детстве. Детство умерло вместе с Андрюхой. К взрослой жизни наша дружба оказалась не готовой. Как можно жить существу с космическим холодом внутри, в этом мире, где все помешаны на любви, ебле и размножении? На этот вопрос не находилось ответа. Я часто ассоциировал свое сердце с разными предметами, сначала со льдом, потом с пеплом, с гниющим ядовитым органом, чья желчь отравляет все вокруг, в последний раз оно обратилось в черную дыру, высасывающую из близких последние положительные чувства. Чужак. Чужой из одноименного фильма – вот что я такое. Поэтому нужно уходить отсюда. Умереть и не возвращаться.
Сердце давило. В голове мысли метались с космической скоростью, не успевая даже задержаться на секунду. Перед глазами мир задвигался и обрел сияние. Смерь- это больно и нереально приятно одновременно. Душа содрогается в последнем крике, в предвкушении погибели, тьма застилает глаза, но они уже не нужны. Все прекрасно видно, даже лучше, чем раньше. Я был готов, я ждал смерть, я желал ее сильнее чем чего-либо. Но вдруг ощущения резко изменились. Внутри меня заговорили миллиарды голосов на разных языках. Все чего-то просили, требовали. Я видел чужими глазами разнообразные картины, где-то шла война, где-то шумели города, где-то решались весомые вопросы, но каждый раз голоса звали, молили помочь им. Землей был я, деревом был я, зверем, птицей, ребенком, стариком, в каждом камне, в каждой слезе дождя, повсюду, в ветре, в запахе, в касании, в миллиардах прочих был я. Я стал энергией! Бесконечным потоком! Богом! Это просто невозможно передать словами, и забыть нельзя.
Да, скорей всего тогда я просто потерял сознание, ну или испытал нечто вроде клинической смерти, однако странности продолжились и на утро. В душе настал покой. Такой абсоютный покой. Не хотелось ничего, ни жить, не умирать, даже вмазаться по новой не хотелось. За винтом я больше с того дня не ходил. Жажда кайфа, жажда обезболивающего, она просто исчезла. Я начал по- новому жить, точнее влачить жалкое существование простого обывателя. На радость, предкам нашел работу в офисе, завел девушку, подвязал маленько с торговлей. Все только радовались столь благим изменениям. Хвалили, говорили: «Каким ты Костик серьезным стал, каким порядочным человеком становишься». Забавно. Я чувствовал себя морально отвратительно, в плену у жесткой апатии и лени, но для общества сие считалось за благо. Однако за тот унылый промежуток жизни, я научился способности влиять на энергию. Не, не зажигать лампочки прикосновением, оставьте это фокусникам. Я каким-то образом начал чинить электротехнику, мысленно с ней разговаривая, меня стали слушаться животные, даже огонь потухал, стоило поднести руку. Но самое главное- я подсознательно научился чувствовать, чего желает человек, чего боится, и это знание помогло позже провести несколько интриг для получения выгоды.
Одной из таких, самой плодотворной, стало разорение небольшой фирмы по продаже пластиковых окон. Туда я устроился по наводке старого знакомого отца. Поначалу особо не раздражало, купля-продажа, договора, отчеты, работа с поставщиками и клиентами. Рутина от которой хотелось повеситься. Вообще, можно было потерпеть, если б не условия, устроенные начальником — тупым жадным скотом. В голове этого дебила сквозила лишь одна мысль, прямая как железнодорожная рельса- это прибыль. Персонал за людей не считался, персонал назывался ресурсом для получения сей прибыли. Мало того, у его рабов не было обеда, свободного времени на курение, даже в сортир ходили ровно на пять минут. Минутой позже и вуаля- штрафы в четырехзначную сумму. Это человекоподобное даже своим видом вызывало жесткое желание блевать. Маленький, плешивый с тремя подбородками и выпирающим пузом до колен. В конце концов, он умудрился вывезти из себя и меня. Конечно, никто никого не бил, техникой не швырялся, просто после очередного выговора за сигареты я решил – пора съебываться. Но зачем уходить так банально?
За пару месяцев до увольнения я успешно сдружился с бухгалтершей этой конторки. Много ли надо одинокой пятидесятилетней бабе? Немного улыбок, обаяния, задушевных разговоров, советов – и можно уже использовать. В тот момент она увидела во мне давно потерянного сына, плюс всеобъемлющая ненависть к шефу подогрела настроение, оставалось лишь предложить проценты за труды. При очередном привозе товара, деньги мы перевели не на счет поставщика, а на левый, только созданный. Бухгалтерша-молотчага постаралась, по документам все выходило гладко, не придерешься. Толковая зараза, будь помоложе, я б ее еще несколько раз использовал. Начальник, когда узнал, рвал и метал, деньги пропали, клиентура задолбала звонками и требованиями, деректора заводов, откуда брали окна, грозили судом. В результате мелкий урод залез в кредиты, продал эту фирму, квартиру и сам вскоре сдох под забором, замерз по пьяни насмерть. Ну а я с чистой совестью отдал долю бабенке, а свою пустил в помощь Дэну на солнечные батареи. Мы тогда по осени просто нереальный урожай шишек собрали.
Жадность губит. Вкупе с тупостью и деспотизмом губит еще быстрее. Если так подумать, все эти бизнесмены, чиновники, воры в законе и прочие, считающие себя игроками, «волками», «акулами», смотря из какой системы исходить, на самом деле очень уязвимы. Они все хотят выиграть, победить, остаться в памяти людей чем-то значимым. Только не знают разницы они между «выиграть» и «не проиграть». Им нужно все, на ничью они не согласны. Черное-белое, как всегда без оттенков, как всегда извечная биполярность, по сему и не замечают, как легко становятся лишь пешками в чужой игре, не видят всех рисков. Жадность затмевает разум. Так что не стоит брать на работу людей хитрожопее себя и уж тем более ссориться с ними.

***

  • -У тебя интернет на мобильнике есть? — спросил я у Алисы, подсев рядом.
  • -Да, а что?
  • -Давай сюда, нашел я кое-что насчет твоей администраторши. Будем сейчас узнавать подробности.

Как все-таки хорошо жить в информационный век. Не надо больше бегать опрашивать незнакомых людей, не надо следить, боясь спалиться, подключайся к сети, да не о чем не парься, разведывай все необходимое. Социальные сети начисто уничтожили конфидициальность личной жизни, сегодня каждый второй долбоеб считает важным выкладывать фотографии своего унылого бытия, чтобы собрать кучу лайков и чувствовать себя популярным. Матрица заставляет, иначе нельзя. Вот и Козлова Кира не стала исключением. На ее странице в ВК мне удалось узнать много интересного. Училось это наивное отверстие заочно на финансовом факультете главного ВУЗа города, но большую часть времени проводило в ночных клубах со всевозможными друзьями и подругами. Нашлись также фото с Козлом, где, судя по «обнимашкам» и выражениям лиц, между папашей и дочкой складывались теплые отношения. Стало быть, он знает где «чадушко» работает, но закрывает глаза на нанимателя, ну или не рыпается пока держится холодная война между питерскими и мирзоевскими. Насколько я осведомлен, иногда случались стычки, когда скины Козла нападали на цыган, дагов, чеченов, но чаще такие замесы случались по пьяни с обеих сторон и заканчивались простым уничтожением участников конфликта. Для реального разжигания ненависти требовалась очень веская причина.
Один мудрый человек сказал, что все беды случаются из-за баб. Не знаю кем он был, но очень хочется за эту фразу поставить памятник. Женщина- это основная, главнейшая слабость для мужчины. Сколько войн начиналось так, сколько страшных бедствий постигало народы только от того что кому-то не досталась чья-то баба. Забавно, не правда ли? И это только от любовниц и жен, что же получится, если за яблоко раздора взять чью-то дочь?

  • -Ты все еще хочешь с ней поквитаться? -спросил я у Алисы.

Она уже вышла из контакта и старательно переписывала на листочек адрес ВУЗа.

  • -Мечтаю просто. Дашь мне свой пистолет? У тебя все равно их два.

Наивное, безумное дитя. Как бы все дело не запорола.

  • -Огнестрельное оружие поднимает много шума. Можно конечно купить глушитель, только врят ли получится, запчасти к буржуйским пушкам у нас не продаются, да и слишком неудобно потом пользоваться. Лучше уж по старинке, пером в бок и по-быстрому съебаться.
  • -Рисковано. Посмотри сколько людей ее постоянно окружают. Близко подойти не удастся.
  • -Тоже верно. Однако не забывай, есть места, куда люди ходят по одному.
  • -Женщины и туда в одиночку не ходят.
  • -Если ты хочешь ее убить, то найдешь способ. В общем, смотри, что я тебе могу предложить…

Я вынул из кармана джинс красивое позолоченное колечко в коробке сердечком. Алиса удивленно захлопала глазами.

  • -Нет. И не надейся, это не то что ты подумала. — я усмехнулся. – Кольцо не настоящее, я его в переходе купил, но раз ты повелась, то и остальные тоже намек поймут правильно. Это важная метка, когда уничтожишь тварь, вложи его ей в руку.
  • -Зачем?
  • -Затем. Много знать вредно. Просто сделай. Еще на кухне в нижнем ящике стола лежит хорошее такое шило. Оно очень удобно, если знать, как пользоваться. Сходи принеси, я покажу.

Она послушно притащила инструмент.

  • -Смотри. Не нужно никаких дополнительных креплений. Сейчас холодное время, все носят теплую одежду с длинными рукавами. Тебе лишь нужно под куртку задрать рукав свитера, чтоб не мешал скольжению, вложить шило на уровень запястья и придерживая средним либо безымянным пальцем подобраться к жертве. Отпускаешь палец, шило выпадает и тут самый главный момент- успеть схватить. Вот и все. В отличие от ножа, им можно легко проткнуть даже несколько слоев одежды, не прикладывая лишних усилий. Бить старайся в правый бок под ребро или в шею. Только осторожно, кровь хлынет обильно, можешь замараться, если поймают-не отвертишься. Давай потренируемся.

Мы встали друг напротив друга. Алиса старалась сосредоточится на том что говорю, но в голове ей явно что-то мешало. Она боялась смотреть мне в глаза. Стояли слишком близко, чувствовалось напряжение, мысли перетекали не в то русло. Не сказал бы, что я весьма притягательная личность, но в семнадцать лет много ли девушке надо? Гормоны творят чудеса.

  • -Так! Соберись! Хочешь сгнить в тюрьме или хорошо сделать дело?
  • -Может ты сам все провернешь? У тебя лучше получится.

Называется наглость- второе счастье.

  • -И что же я за это получу? М? Вроде как ты хотела отомстить.
  • -Я…Я не знаю. Может лучше просто сдохнуть спокойно без всего лишнего.
  • -Успеешь еще умереть. Самоубийцы в рай не попадают, как ни старайся, так чего тебе терять? Забрать с собой как можно больше разных мразей, все ж лучше, чем просто так. Полезное дело для мира сделаешь.

Алиса грустно уставилась в пол.

  • -Пожалуй ты прав. — ее слабые руки напряглись, удары начала наносить гораздо резче, быстрее. Даже два раза я не успел увернуться. Шило больше не падало, да и взгляд, как показалось, стал решительнее и тверже.
  • -Молодец. Но давай еще кое-что обсудим. Что, если все выйдет идеально, но тебе не захочется больше умирать?
  • -Хах…-она даже улыбнулась. –Нет уж хватит с меня. Решения свои я редко меняю….
  • -Ну тогда тебе это больше не понадобится. — я забрал у нее мобильник, взамен выдав чей-то ворованный и полтинник тысяч деревянных сверху. У нас в переходе можно купить все что угоднобез документов, удобно, когда нужно взять несколько сим-карт. –Если надумаешь жить, поезжай в Москву и позвони на свой старый номер. Я найду тебя, сможем сотрудничать.

Она сначала немного опешила, но потом, поразмыслив, приняла условия. Мы продолжили тренировку. Через пару часов у Алисы стало выходить настолько естественно, будто убивать она училась с детства. Способная девица оказалась.
Время близилось к полуночи, надо было ложится, но сон в голову не шел, оставалось тупо смотреть телевизор. Переключал каналы, одно дерьмо, тупые фильмы, тупые сериалы, остановился на местной сводке новостей. Потупив немного в ящик хотел уже выключать и валить в душ, вдруг очередной репортаж привлек внимание. «Сегодня утром произошла авария на Московском шоссе. Водитель «BMW» не справившись с управлением, врезался в фонарный столб. Из-за повреждения бензобака призошло возгорание. Тело отправлено на опознание. Пассажиров в салоне не оказалось».
Это была моя машина….
Быстро позвонил вниз. Мужики подтвердили, что никто до сих пор не возвращался. Вот блядство! Авария значит. Конечно, будь я абсолютным дебилом, может и поверил, но на «бэхе» установлена лучшая система безопасности, от банального столкновения со столбом она не могла взорваться! Получается кто-то помог. Хотели ли убить меня, либо просто запугать, не ясно. Сережа такое устроить не мог, это как бы его человек был, да и зачем? Мирза? Скорей всего, но тоже как-то странно. Мирзоеву я нужен, припугнув он добился бы только обратной реакции, другого богатого лоха ему пришлось искать долго. Хм…. Кем бы этот мудак не был, стоит поторопиться.
Документы были готовы, курьер привез незадолго до моего прихода, других сдерживающих факторов больше не существовало. Вовремя. Я снова набрал парней, приказав подняться сначала пятерым, потом осташейся четверке. Каждой группе я рассказал о случившемся и каждой дал задание отправляться в столицу самостоятельно на тачке, притворившись что сам поеду в другой. Время разумеется задал разное. Нужен был отвлекающий фактор. Разговаривать им о побеге до того, как поедут тоже запретил, сославшись на прослушку. Хотя, возможно она и была. Не знаю. Отправление планировалось на раннее утро, но ждать было нельзя. Пусть здесь творится что угодно, мне же важно было незаметно для всех сбежать.

  • -Эй, открой дверь! -из-за жужжащего фена Алиса, засевшая в ванне, ничего не слышала. –Открой! -бесползно. Пришлось сорвать шпингалет. Она взвизгнула от неожиданности, прикрывшись полотенцем.
  • -Ты чего?
  • -Быстро одевайся! Надо сматываться!
  • -Что случилось?!
  • -Потом. Давай в темпе.

Пока она возилась с рюкзаком, я с ее телефона отправил Дэну смску, чтоб валил из города, охота началась. Возможно с этой паникой меня реально перекрыло и ничего опасного не грозило, но оставаться и проверять не хотелось. Геройствовать, не видя своих врагов- не в моих правилах, пусть и прослыву трусом в местной тусовке, зато останусь живым и при своем, а на чужое мнение бесконечно срать.
Прячьте на виду… Дельный совет. Если хочешь затерятся-лучший выход смешаться в среде себе подобных и, чем их больше, тем труднее тебя найти. Злосчастное Московское шоссе проходило через весь город, словно гиганская змея, охватывая наиболее оживленные и процветающие районы. Здесь же недалеко находился вокзал, но туда идти не стоило. Ночью ездят только товарники. Пешком мы дошли до начала моей родной улицы, где пришлось расстаться. Алису с собой взять я не рискнул, будет задерживать, да пусть занимается своей(моей) местью. Погибнет, так погибнет, значит ее ресурс окончательно истратится.

  • -Ты вот так просто бросишь меня на улице?!- она чуть ли не плакала, обхватив себя руками. Паника и мольба в глазах. Страх оставленного ребенка. Трогательное зрелище.

При свете мобильника накарябал ей в блокноте свой домашний адрес и адрес Санька на всякий случай.

  • -Вот держи. Сейчас отправляйся по первому, ключ найдешь там рядом в распределительном щитке. Домофона нет, так что должна нормально попасть, но, если заметишь что-то подозрительное или в квартире кто будет, мгновенно тикай. Учти свет зажигать нельзя, чтоб не привлекать внимание, с соседями старайся тоже не сталкиваться. Квартира считается пустой и вообще выставлена на продажу. Если не повезет, вали на вторую. Там живет мой приятель, скажешь от кого, пустит. Дальше смотри по обстоятельствам.
  • -Но…но….
  • -Давай иди. Может, еще встретимся.

Она подбежала и повисла на шее. –Спасибо.
Что-то внутри противно дернулось. Что-то другое, не жалость, нет, скорее чувство потери. Странно, но, если эта девушка умрет, мне будет довольно-таки печально, она хоть и глупа, но по-своему интересна, уникальна. Я не успел с ней толком нормально пообщаться, но чувствовал в глубине души, малышка полна сюрпризов.
Немного отстранив ее, посмотрел в глаза. В ночной тьме две льдинки немного бликовали серебром. Красиво. Таких глаз не бывает у пустышек, такой свет исходит из самого сердца. Энергия, чистая, разрушительная, подобная метели, подобная самой смерти.

  • -Милое дитя. — я прикоснулся губами к ее лбу. –Я хочу, чтоб ты жила.

Лед начал таять… Оттолкнув меня и вхлипнув от горечи слез, девица не оборачиваясь побежала сквозь тьму. Испугалась что ли? Догонять и спрашивать не было смысла. Действительно странная. Может ей стало больно? Хм… Очень интересно, неужели жизнь смогла меня удивить? Как бы там ни было, пора убираться из города.

Перейти — Глава (1, 2, 3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13)

0 комментариев

Оставить комментарий